Васильчук Сергей Петрович (serg70p) wrote,
Васильчук Сергей Петрович
serg70p

Categories:

Игра в камешки - 10

Игра в камешки - 7

Оригинал взят уalexandrov_gв Игра в камешки - 10
Давайте смешаем камешки и выложим из них новый узор. Давайте поговорим о фактах. Пусть каждый камешек будет фактом. Историческим. Вот один камешек у нас почти утонул в песке, чуть виднеется, а другой - весь на поверхности, виден как на ладони, со всеми своими полутонами и резкой, отбрасываемой на песок, тенью. А если мы теперь изменим положение головы и нашая гигантская чорная тень накроет камешек, то теневая кромочка у его бочка исчезнет, исчезнут полутона, никаких вам Трёх Dimensions, лежит на сером песке невзрачный плоский камешек, подойди к воде - там таких мириады. Снова сдвинем голову, яркий солнечный свет софитом выхватит наш "фактик", и он вновь обретёт объём и смысл. И тень у него вновь появится. Оживёт камешек на глазах.

Люди, которые строят своё мировоззрение на неких "фактах", очевидным образом не понимают, что на любой их факт можно привести другой, ничуть не менее убедительный, и этот другой факт чудеснейшим образом опровергнет факт, им любезный. Можно, конечно, злиться, можно кричать (и иные товарищи кричат, о, как громко они кричат), что этот факт и не факт вовсе, а так - фактик, и что "источник" (Боже...), этот фактик приводящий - сомнителен, а вот их "Источник" (Боже, Боже, Боже...) - всем источникам источник, и всем истинам - истина.

Словом, на каждый довод можно всегда привести контрдовод, на каждую гипотезу можно найти гипотезу другую и на каждое, на первый взгляд убедительное, "да", всегда можно ответить куда более убедительным "нет". Вся так называемая "История Человечества" со всем её набором исторических "фактов" - это всего лишь общепринятая система координат, это всего лишь своеобразный "язык", который был изобретён для того, чтобы мы могли хоть как-то друг друга понимать, это некая грубая и в высшей степени условная карта, глядя в которую мы путешествуем по жизни. Ну и по-моему, будет излишним объяснять, что карта карте - рознь. Что есть, скажем, карты Пири Рейса, есть карты средневековых арабских и китайских картографов, есть военные карты-миллиметровки с их "высотками" и есть спутниковые карты земной поверхности.

История - это невообразимая каша из фактов, причём многие из этих "фактов" вымышлены, и то, что они высосаны из пальца - это ещё полбеды, вся беда в том, что за место у котла, в котором, побулькивая, варится наша каша, идёт борьба не на жизнь, а на смерть. Борьба государств между собою. "Борьба Миров." И очередной победитель, круговыми движениями помешивая в котле, сыпет туда по собственному вкусу соль, по собственному вкусу перец. Корицу. Розмаринчик... Захочет - добавит маслица, а захочет - не будет. "Так сойдёт." Заметит, помешивая, в котле брошенную туда предыдущим кашеваром лимонную корочку и брезгливо её выловит, швырнёт, не глядя, через плечо назад, в темноту. И сгинет корочка, никто никогда её не попробует, никто и никогда даже не узнает, что она в котле была. Сидят вокруг котла голодные, слюну глотают, ждут молча. Кашевар ещё пару раз напоследок черпаком крутанёт, начнёт по торопливо подсунутым плошкам варево раскидывать, этому дал, этому дал, а вот этот вдруг, крутя носом, соседям: "Что-то вроде лимонной корочкой пахнет..?" Кашевар всё так же - молча, ему с размаху черпаком - в лоб, так, что варево по роже потекло. Вокруг костра все зашевелились, зарыготали: "Лимоном ему запахло... Тю, дурень. Наслушался бабушкиных сказок... Сиди вот теперь голодный до завтра. Лимо-о-он..."

Мы можем выложить из камешков вот такой узор. А можем - такой. А можем и вообще их со стуком ссыпать в кучку и пойти купаться. А кто-то, идя от моря к своему лежаку, отдуваясь и с шипом отдёргивая ноги от горячего песка, наступит на нашу кучку и оставит на её месте полузасыпанную воронку, похожую то ли на крошечное жерло кимберлитовой трубки, то ли на гигантскую воронку, вырытую чудовищным муравьиным львом. Это зависит от того, как мы, вернувшись на своё место, на неё взглянем. Главное - не История, главное - наш взгляд на неё.

Давайте теперь, пофилософствовав, перейдём от общего к частностям. Давайте рассмотрим парочку примерчиков. Любителей исторических "фактов" ведь водкой не пои, а дай им возможность привести пример. Вот мы и приведём. Ну, например, такой: как "всем известно", Англия, хоть и одержала победу в Первой Мировой, однако же то была победа Пиррова, так как бедная наша Англия попала в "финансовую кабалу" к своему коварному "союзнику" - СаСШ. Набрали англичане долгов и то было началом их конца. Самое интересное, что это святая правда. Так всё и было. Англичане взяли у американцев кучу денег в долг. Целых 4 миллиарда 277 миллионов долларов. Сумма в начале ХХ века гигантская, уму непостижимая. Бедные, глупые англичане... Ну как, уже начнём их жалеть или ещё немножко подождём? Вы как хотите, а я подожду. И не потому, что мне на англичан, вообще-то, плевать. Что на глупых, что на умных. Подожду я вот по какой причине. Дело в том, что официальная историография, расписывая ужасы положения, в которое попал наш должник, все эти "до сорока процентов британского бюджета уходило на выплату только процентов по американским займам", умалчивает о другой стороне медальки.

Один фактик и, ещё раз замечу, фактик несомненный, нам солнышком ярко освещают, но вот другой фактик, и фактик несомненный ничуть не менее, прячут в тенёк, а то и вообще - в песочек его, в песочек. Поглубже. Факт в следующем - Британская Империя ведь не только деньги в долг брала, Британская Империя деньги в долг ещё и давала. Если вы ещё не забыли, по итогам Первой Мировой Войны Англия была должна Америке почти 4.3 миллиарда долларов, но одновременно только Франция и Италия были должны Англии 1.2 миллиарда фунтов стерлингов. В 1920 году английский фунт, а не американский доллар, был главной валютой мира. И стоил наш фунтик целых 4.3 доллара. То-есть при долге перед Америкой в 4.3 миллиарда долларов, Англия имела только с Франции с примкнувшей к той Италией 5.2 миллиарда долларов. А ведь были и другие должники. Послевоенная Европа была в долгах, как в шелках, и должна она была отнюдь не только Америке. Была она должна ещё и Англии. Общий европейский долг перед Англией составлял почти 9 миллиардов долларов. Европейский! Союзнический. А ведь была ещё и побеждённая Германия с её репарациями. По итогам Версаля было решено, что Германия заплатит победителям 33 миллиарда долларов. По 2.5 миллиарда в год. Кровь из носа, а - вынь да положь. "Фашист проклятый." И Германия послушно платила. Платила несколько лет, пока у победителей не появились другие мыслишки и пока они не заиграли совсем в другие игры. Но к тому моменту победители успели получить с Германии то ли восемь, то ли девять миллиардов долларов. Когда в Германии понеслась вскачь инфляция, победители (и Англия в том числе) надули губы и Германия начала выплачивать долг золотом. Золотишком.

Когда говорят, что Германия была "унижена" Версалем, то в качестве примеров такого "унижения" приводят разные "факты". И "факты" эти зачастую фактами и являются. Да только факты эти не совсем те. А вот один из "тех" фактов следующий - закончилась война, на побеждённую Германию наложено дисциплинарное взыскание, справедливое или несправедливое - это дело десятое, это дело тёмное. Как бы то ни было - побеждённый плачет. Плачет и платит. На бумаге всё расписано на годы вперёд, немцы покряхтели и начали платить. Но вот уже ПОСЛЕ войны Бельгия берёт в долг у Англии 110 миллионов фунтов стерлингов на "послевоенное восстановление народного хозяйства". Дело житейское. Однако долг этот вешается УЖЕ ПОСЛЕ ВОЙНЫ И ПОСЛЕ ВЕРСАЛЯ на Германию. И Англия этот должок почти в полмиллиарда долларов строжайше взыскивает. С Германии. Вот это называется унижением.

(to be continued)

Игра в камешки - 11

Надоело пересыпать камешки, лёг, разморенный солнцем, лицом вниз, плеск воды убаюкивает, наводит на сонные мысли. Не только наша жизнь похожа на реку, в которую никому не дано войти дважды, но реке подобно и то, что люди называют "историей". Река истории. "И-зда-ле-ка до-о-олго течёт река Во-олга..." Течёт, течёт, чего уж там... И то, что долго, и то, что издалека - кто бы спорил, а я не буду. Не река - речища. Течёт - не остановишь. Но вот пользоваться этой рекой человечишки научились. Кто, закатав холщовые штаны, с бреднем у бережка - шлёп-шлёп, а кто - и плотину поставит. Река рекою, а жить-то ведь надо. Ну и живём как можем. Кто - бурлаком, а кто и пароходчиком.

Людям, считающим создание государства Израиль чем-то из ряда вон выходящим, людям, считающим, что русским нужно срочно стать некими "сионистами жестоковыйными", неплохо было бы взглянуть вот на эту карту. Взглянуть и подумать:



Карта эта является приложением к переговорам в Версале. Мы вынуждены вновь и вновь возвращаться туда, в Париж 1919-го года, где делился послевоенный мир, так как тогда была в основном выложена та мозаика, та картина мира, в которой мы вынуждены жить и сегодня. Рано или поздно она будет заменена, но пока ничего другого у нас под рукой нет. Так вот, на карте этой, то, что закрашено чёрным цветом - это подмандатные территории, которые предлагались тогдашними победителями - Британской Империей и примкнувшей к ней Францией, "союзнику", Североамериканским Соединённым Штатам. "Подмандатные территории" - это всего лишь эвфемизм, всего лишь модное словечко нового языка, которое на деле должно было завуалировать унизительную суть старого термина - колонии. Итак, что же предлагалось в качестве заморских колоний американцам?

Предлагался им Константинополь, те самые "проливы", и предлагалась им Армения. Ещё год-два назад эти чёрные метки на карте являлись приманкой для "союзной" России, а теперь они же предлагаются "союзнику" новому, причём, напомню, что это 1919 год, на территории "союзника" старого вовсю идёт гражданская война, чем там дело закончится ещё вроде бы никому не известно (или кое кому уже всё ясно? как в кристалле старой гадалки?), но как Констанинополь, так и "государство Армения" щедрой рукой преподносятся американцам. Американцам, которым нужна Германия, которым нужна ЕВРОПА, дают "проливы" и "армян". "Владей, дорогой! Нам для тебя ничего не жалко." Чёрта ли американцам в Константинополе? "Why did Constantinople get the works? That's nobody's business but the Turks." Ну, нам, русским, хорошо известно, что дело это отнюдь не одних только турков, но откуда о том знать простоватым американцам? А уж с армянами так и вовсе...

Подозреваю, что когда делалось это предложение, от которого, по мнению данайцев, было трудновато отказаться, то разговор шёл примерно такой:

- Почему бы Америке не расширить зону своего влияния до предгорий Кавказа? - спрашивал джентльмен английский.
- Ну зачем нам черноморские проливы? - отвечал джентльмен американский, - да и насчёт Армении... Ну посудите сами, зачем нам армяне? У нас уже есть парочка евреев...
- "Эх, сорвалось, - думал джентльмен английский, "смеясь одними кончиками губ, как смеются англичане", и поспешно окутываясь облачком табачного дыма, чтобы спрятать остро блеснувший взгляд. - Но какая интересная, парадоксальная мысль насчёт евреев... Непременно нужно будет додумать её до конца..."

Чтобы понять, какая бомба преподносилась американцам на блюдечке с голубой каёмочкой, нам следует бросить хотя бы мимолётный взгляд на то, как изображалось "для общественности" дело тогда, в "версальские" годы, когда "в разработку" шли армяне: "Турки считали, что армяне воспользуются победой союзников и создадут своё, независимое, государство. После первых военных успехов союзников общественное мнение турков восстало против армян. Между 1915 и 1922 годами более миллиона армян было убито и ещё около 400 тысяч человек погибло в лагерях на территории Сирии и Месопотамии. Только лишь с апреля по ноябрь 1915 года было убито более 600 тысяч армян, в том же ноябре 1915 года около полумиллиона армян было депортировано в Месопотамию, до конца войны выжило менее 90 тысяч человек. В августе 1918 года, во время турецкого вторжения на территорию российского Закавказья было убито более 400 тысяч армян. В феврале 1920-го было убито ещё около 30 тысяч армян, более 80 тысяч бежали на территорию Сирии. В сентябре 1922 года были изгнаны последние 100 тысяч армян. В 1931 году турецкое правительство конфисковало армянскую собственность в пользу государства..."

Вам это ничего не напоминает? "Древний, мудрый восточный народ. На протяжении тысячелетий лишённый своей родины. Беспощадно угнетаемый и преследуемый. Ииллионы жертв. Народ нам близкий, хотя бы потому, что для нас священны одни и те же книги. Люди хорошие, разбросанные судьбой-злодейкой по всему миру, да вот хотя бы взгляните на тех представителей диаспоры, с которыми вы живёте бок о бок..." Ну и так далее. У вас перед глазами - проект "Израиль №1". В тот раз не вышло. Об армянах все забыли. Думаю, что до поры. Когда-нибудь нам о них ещё напомнят. Да и такую кучу народу перебили. Зря, что ли? У хорошего хозяина ничего не пропадает.

А вот "Израиль №2" в виде государства Израиль удался вполне. Мысль была не только додумана, но и воплощена в жизнь. Американцы ведь всё видели, всё понимали, зубами скрипели, а - взяли. Не смогли отвертеться, не увернулись. "А что поделать?" Вот то-то же...

Между прочим, если мы повнимательнее посмотрим вокруг, то мы там же, в том же райончике, заметим и выглядывающий из кустов "Израиль №3". Стоит, стоит там рояль. Белый. И называется наш "Израиль №3" просто - Курдистан. Не знаю, как вы, а я хорошо помню, как на лекциях в институте нам рассказывали о зарвавшихся "империалистах", которые по собственной глупости и от презрения к туземным народам проводили границы между народами по линейке. Р-раз - и провели. Здесь будет государство Иордания, а вот здесь будет государство Ирак. А вот здесь - Сирия. А вот здесь - ничего не будет. Этому дала, этому дала и этому дала тоже, а вот этому... А вот этому?.. Ой, неужели обошла? Неужеди ничего? Да не волнуйтесь вы за бедняжку. Даст и этому. Так даст, что никому вокруг мало не покажется. Ещё себя пожалеете. Дураки, говорите? По линейке границы вели? Ну, что ж... Кому линейка пионерская, а кому линейкой по пальцам. А кому и в лоб.

Рояль наш в кустах стоит давно, так давно, что уже вроде как элементом пейзажа стал. Ну да ничего, стоит и пусть себе стоит. Чай, кушать не просит. Но вот подойдёт время, слезет с верблюда вроде бы случайно оказавшийся рядом "полковник Лоуренс Иракский", смахнёт с рояля многовековую пыль, откинет крышку, поднимет руки, прикроет глаза, секундочку подумает, и опустит все десять пальцев на клавиши разом, так, что взревут расстроенные басовые струны. А в мелодии, что он заиграет, мы тут же услышим знакомые нотки, песня ведь всё та же, песня старая: "Древний, мудрый восточный народ. На протяжении тысячелетий лишённый своей родины. Беспощадно угнетаемый и преследуемый. Миллионы жертв. Люди хорошие, разбросанные судьбой-злодейкой по всему миру, да вот хотя бы у вас в Германии..."

Между прочим, песню запевают уже сейчас - "тиран Саддам, газы, сотни тысяч жертв, бедняжки, бедняжки, бедняжки..." Ну, и там ещё обычный наборчик из "изнасилованных" и "заживо растворённых в серной кислоте". Но поют пока ещё неважно, тихо поют. И "сотни тысяч жертв" в миллионы пока ещё не превратились. И фортепиано пока ещё фальшивящему голосу не аккомпанирует. Так что подождём, пока на авансцене появится настоящий солист. "Паваротти".

Между прочим, когда в оперативной разработке был "Израиль №1", то в состав обещанной тогда ещё России Армении входил и Курдистан. Хорошо ли было бы России, где в качестве то ли губернии, то ли "Союзной Республики" присутствовал бы Курдистан, я не знаю. Попробовать мы не успели. Но, судя по тому, от кого исходил подарочек, думаю, что не очень. Подумаем вот над чем - "Израиль №1" пытались повесить на шею сперва России, а потом Америке. Не вышло. "Израиль №2" достался Америке. Она его таскает до сих пор. На чью "выю" повесят "Израиль №3"? У вас никаких мыслей не возникает? Ну как, догадливые?
(to be continued)

Игра в камешки - 12

Немного повыше я писал о том, что в непрекращающейся мировой войне, которая идёт столько, сколько существует человечество, воюют всегда две стороны. Есть союзники у одной стороны, есть и у другой. Толпа по эту сторону баррикады и такая же толпа - по другую. Мы и Они. Иногда побеждаем мы, иногда - они. Временами дело выглядит так, что наконец-то одержана окончательная победа. Тот самый "Конец Истории". Но не тут-то было. Лагерь "победителей" делится подобно делящейся клетке и всё (всё, чёрт возьми, всё. "Всё тот же сон"...) начинается сначала. "Вечный бой" и "Покой нам только снится".

Вот, скажем, Англия, которая безраздельно господствовала в мире лет сто, в годы так называемой "Первой Мировой Войны" была вынуждена (именно вынуждена, так как руки у неё были накрепко связаны войной в Европе и около) позволить выйти из самоизоляции окрепнувшей Америке. Англия опять же была вынуждена ("А что делать?") бросить Америку на чашу весов, Англия была вынуждена позволить американцам высадить свои войска в Европе, Англия была вынуждена (обстоятельствами, судьбою, Богом, чёртом, словом - Жизнью) позволить Америке купить право на послевоенное переустройство мира и Америка заплатила за это право стать "козлом в огороде" самой ценной валютой в мире и валютой этой является отнюдь не золото. Эта валюта - кровь собственных солдат. 

Люди, которые, как известно, "понимают", в то же самое время являются людьми, не понимающими одной очевидной вещи. Да-да, некоторые вещи настолько очевидны, что не только их осмысление, но даже и просто взгляд на них, способность их "увидеть", связаны с неким умственным усилием, которое далеко не всякий способен сделать. И это свойство человеческой психики, свойство, замечу, вполне понятное и извинительное, эксплуатируется "ловцами человеков" со времён первых египетских пирамид. Со времён появления того, что мы называем Государством. 

Дело в том, что государства, хотя они и построены людьми и построены для людей, людьми не являются. Государство - не человек. Любой же из нас, этакий крошечный шурупик или гаечка, ту сложнейшую машину, которой является государство, склонен видеть в образе гигантского шурупа. Ну, или циклопической гайки. То, что мы чрезвычайно упрощаем картину, это ещё полбеды. Главное то, что мы все (все, без исключения) склонны приписывать этой гайке ещё и собственные, присущие каждому из нас, свойства личности, и ладно бы только это, но мы к тому же приписываем государству те же мотивы, что движут нами в нашей такой жалкой и такой величественной жизни. Во внешних и видимых нам проявлениях жизни Государства мы ищем рациональность как мы её понимаем. 

Ну, скажем, что может быть рациональнее товарно-денежных отношений? И вот множество людей успокаивается на том, что строит в своей голове понятную им картину мира, в которой государство, в коем они имеют честь проживать, существует именно для того, чтобы уделичить некий ВВП. Люди эти, гордо называющие себя "гражданами", очевидным образом не понимают того, что не только деньги являются в жизни государства величайшей иллюзией (это для вас они не иллюзия, для винтиков и шурупиков, для вас это что-то вроде смазки, при помощи которой вы легче ввинчиваетесь в предназначенное для вас гнёздышко, но, буде придёт такая нужда, государство завинтит вас туда без всякой смазки, а при обстоятельствах крайних так и вовсе забъёт вас в гнёздышко молотком, невзирая на то, какая там на вас нарезана резьба - левая или правая), но и тот самый ВВП является иллюзией куда большей, что бы мы под этой аббревиатурой ни понимали. Я уж не говорю о том, что при некоторой смысловой наполненности ВВП увеличить нельзя ни при каких обстоятельствах. Уменьшить его, правда, можно, но для этого потребуется гильотина.

Так вот, уподобляя государство отдельному человеку, мы и войну склонны рассматривать как взаимоотношения, пусть и перешедшие ту грань, что разделяет кодекс чести, кодекс строителя коммунизма и уголовный кодекс, но взаимоотношения двух или нескольких человек. Мы сводим всё к "драке по пьяни", "грабежу", "попытке отравления" с целью получить наследство, "мошенничеству", а в некоторых, крайних, случаях - к "маньячеству". "Два маньяка, не сумев договориться, кто из них будет насиловать, а потом, пыхтя, расчленять бедненькую, дрожащую Европу, сцепились в смертельной схватке меж собою." - Краткая история Второй Мировой Войны." 

Наделяя государства человеческими лицами, мы начинаем рассуждать о том, что ими движет, в терминах "чести", "верности данному слову", "коварства", "любви", "алчности", а то и вовсе некоей "порядочности". Ну как же... Вот вам Англия, а вот вам - Америка. Рузвельт и Черчилль как два безусловно порядочных человека. Две великих демократии и два великих демократа. Но вот смотрите - а что, если одной из этих демократий послевоенное устройство мира видится иначе, чем другой? Было ваше - стало наше. Вы хотите Европу раздробить, а мы хотим её объединить. Вы хотите выждать, а мы хотим начать боевые действия на континенте завтра. Вы хотите отдать России Польшу, а мы не хотим; вы хотите высаживаться на Балканах, а мы - во Франции; вы хотите удержать Индию, а мы хотим, чтобы вы её потеряли; мы оба хотим, чтобы Франция потеряла Индокитай, но силы, чтобы его перехватить, есть только у нас, а у вас этих сил даже и на одну Бирму не хватает - тю-тю; вы хотите, чтобы единой мировой валютой оставался фунт, а мы хотим, чтобы ею стал доллар; вы хотите сохранить влияние в Саудовской Аравии, а мы тоже не лыком шиты; и ведь есть ещё и Сталин... "Что нам делать со Сталиным, брат?"

Как вы прикажете действовать, чтобы оказаться на месте, когда окончательно победит одна из сторон? Сегодня Европа - противник Англии, то-есть объективно наш союзник, мы ведь на это столько сил положили, но если она, Европа, победит, то завтра она окажется уже нашим врагом, а если победит Англия? Боже, даже представить страшно, что будет... Как долго можно выжидать? Кому помогать? В чьи союзники податься? А теперь, когда мы видим, что дело Европы - швах, нам что, позволить, чтобы Европу поделили Англия и Россия? А мы как же? Нам одной Японии мало. А Намибия и Камерун нам и вообще не нужны. И что нам делать с Тунисом и Марокко? А вот что нам делать с Германией мы хорошо знали ещё в 1919 году, но тогда Англия мешала, а сегодня Англия это что? Вот этот Черчилль с сигарой? Вот теперь пусть он думает, в чьи союзники податься. Наше время пришло, мы - победители.

Как вы собираетесь участвовать в европейских делах, отсиживаясь при этом в стороне? Ведь когда нужда придёт (а она придёт, ох, придёт!) вам, чтобы высадиться в Европе, придётся воевать то ли с Англией, то ли с СССР. Так не проще ли сейчас, под шумок Второй Мировой, высадиться в Европе, как союзнику старой, доброй и такой демократической Англии? Говорите, фактически предаём вчерашнего союзника в борьбе с империалистической Британской Империей, душителем свободы? А кто вам сказал, что предаём? Мы его, напротив, спасаем. Вот наша зона оккупации. Мы - здесь, и это - главное. Как дела повернутся, мы ещё посмотрим... 

Англия - как проигравшийся полковник "колониальных войск"? В убожестве? Ну что ж... Давайте объединим наши зоны оккупации в единую ФРГ, ядро будущей Европы, пусть немцы послужат, пусть отработают за всё хорошее против врага сегодняшнего - России.

Англия ещё не добита окончательно, у неё ещё какие-то, не по чину, амбиции? Давайте объединим нашу зону оккупации с ГДР и поиграем с добрым дядюшкой Джо против проклятых колонизаторов. А немцы пусть поработают, пусть поотдают должки. За всё хорошее... 

Вот и всё союзничество. Вот и вся "порядочность"...

И ведь Англия всё это видела, всё понимала, всё знала. Как умная собака, которая всё понимает, "только сказать ничего не может". А что тут скажешь? "Мы против такого союзничества", - что ли? "Мы не позволим вам нам помогать, мы не позволим вам устраивать из нас "непотопляемый авианосец"? Ну что ж... "Превратим войну империалистическую в войну гражданскую!" Америка ведь тогда высадится в Европе уже как союзница Германии, только и всего. Игра ведь уже слишком далеко зашла. Да Англия и сама так не раз делала. "Вы, вы и убили-с..." А другие смотрели - и на ус мотали. Дело, правда, в том, что только усы иметь, да смотреть - мало. Почти у всех смотрящих вино да мёд по усам только текли, а в рот так и не попали. А вот у Америки и усы были, и вино с мёдом попали туда, куда надо. Хорошими учениками оказались американцы. Глуповатыми, но добросовестными. Учителя таких любят.

(to be continued)

Игра в камешки - 13

В результате Второй Мировой Войны Англия проиграла всё. Вообще всё. Меня всегда удивляло мнение "просвещённой публики" о Черчилле как великом политическом деятеле. Ведь достаточно посмотреть что он "принял", заступая на должность, и что он "сдал". Особенно если сопоставить это с приписываемой тому же Черчиллю сентенцией на смерть товарища Сталина. Ну да, вот с этой - "принял с сохой, а оставил с атомной бомбой". Сам же Черчилль принял величайшую империю, над которой никогда не заходило солнце, а оставил "остров". Оставил ту самую Англию, которую мы знаем и не любим сегодня. И вместе с тем, вот ведь парадокс, я тоже считаю Черчилля великим человеком. Не Сталиным, конечно, но всё же, всё же... Черчилль велик вот чем: он был одним из тех, кто создал ту сегодняшнюю Англию, которую мы не знаем, и которую мы должны не любить ещё больше.

Все слышали забавное высказывание товарища Председателя об обезьяне, сидящей на горе. Помните? "Нужно быть обезьяной, которая сидит на вершине горы и смотрит на двух тигров, дерущихся в долине..." Это переиначенная на восточный лад знаменитая притча о "третьем радующемся". Быть таким третьим хотят все. Ещё бы! Ведь все выгоды такой позиции - налицо. На верхушку горы карабкаются многие, побыть обезьяной каждому хочется. И иногда, в силу тех или иных причин, это кое-кому удаётся. Ино-гда и лишь кое-кому. Дело в том, что, как всем очевидны выгоды сидения "на горе", точно так же всем очевидны и невыгоды драки в долине. Вернее так - всем понятно, что победителем в долине выйдет лишь один, а остальным ох, как несладко придётся. Поэтому врагами пытающегося отсидеться на верхушке являются все. И те, кто дерётся, и те, кто только собирается подраться, и те, кто, в свою очередь, хочет на гору залезть. Конкуренция на роль обезьяны гораздо, гораздо выше, чем на роль тигра.

В истории человечества нам известно множество государств, которые строили для себя народы планеты. Иные народы крушения своих государств не пережили, иные же - наоборот, умудрились выжить сквозь века, последовательно отстраивая для себя всё новые и новые обиталища, которые лишь меняли своё название. Лучшим, проверенным временем и нещадной эксплуатацией государственным устройством зарекомендовало себя то, что люди на разных языках, но неизменно имея ввиду одно и то же, называли и называют "Империей". Народы, которым удалось пожить в таком государстве, мечтают о своём возвращении туда так же, как мечтают о семье те, кто когда-то в семье жил, а потом потерял её и кукует теперь бобылём. Да это и понятно, с какой стороны ни подойди, в семье и жить и выжить куда легче, чем в одиночку. Легче и приятнее, да и со смыслом собственного существования как-то в голове стройнее всё выстраивается. Но, каким бы хорошим ни было государство, каким бы глубинным народным чаяниям оно ни отвечало, рано или поздно оно умирает. "Ничто не вечно под луною..." Как бы меланхолично это ни звучало, но в словах этих - святая правда. Умирают и самые мощные и крепкие на вид государства, умирают так же, как и мы с вами, и точно так же, как мы с вами, они умирают от самых разных причин. Кто от "водки и от простуд", кто от "пера в бок", кого автомобиль собьёт, кого на войне убьют, а кто и сам "помре", будучи в том возрасте, когда - "сам Бог велел". По разному бывает... По разному бывает и с народом, в этом государстве живущем. Иногда народ, устав жить, умирает сам, а в государстве, им построенном, поселяется и живёт кто-то другой, иногда умирает государство, и народ, оставшийся голым и беззащитным, не успевает или оказывается не в состоянии (хотя хотят все, все...) построить ничего взамен и погибает сам, или же рассеивается по чужим домам, что тоже в известном смысле подобно смерти. И лишь самые упорные и самые сильные (или самые угодные Богу? "Угодные" не значит "любимые", ведь известно, что Бог иногда щадит преступника с тем, чтобы сделать его орудием Своего промысла) вновь и вновь создают государство "под себя". Ну, а некоторые, которых и вовсе единицы, вновь и вновь создают не просто государство, они вновь и вновь строят Империю.

Вернёмся к Англии. К концу сороковых Британская Империя рассыпалась в прах. Я не знаток английской истории, но подозреваю, что в более чем тысячелетней истории "бриттов" не было ничего тяжелее, чем 10-15 лет после окончания Второй Мировой Войны. И уж совершенно точно не было периода тяжелее за те лет триста, что просуществовала Британская Империя. В каком-то смысле англичанам было гораздо тяжелее, чем нынешним русским, тяжелее уже хотя бы потому, что Британская Империя была построена на совершенно иных началах, чем утраченная нами Империя Российская. И вот тут, будучи загнанными в угол, англичане совершили немыслимое. Многие, наверное, читали роман Джека Лондона "Смирительная рубашка". Там - о человеке, о заключённом, который, будучи в наказание "упакованным" в смирительную рубашку, научился усилием воли уходить в другие миры. В другую реальность. Вот таким Звёздным Скитальцем и стала Англия послевоенными усилиями своей "элиты", своего "правящего класса", своей "монархии", словом - своего "Черчилля". Алиса ушла в Зазеркалье. Немыслимое же заключается в том, что Англия превратила в Зазеркалье нашу с вами реальность. Звёздный Скиталец увёл за собою своих надзирателей.

Англия превратила себя в обезьяну, сидящую на вершине горы. В Обезьяну Бога. Отныне в том месте, которым думает Мир, там, где рождаются образы, при помощи которых мы мыслим, есть только одна Обезьяна. Место занято. Занято если не навсегда, то, во всяком случае, надолго. Очень надолго. Англия сумела осуществить революцию. "Культурную революцию 60-х." В результате революции было создано культурное пространство, культурная среда, мир образов, которыми оперирует человечество, некий всем понятный мегаязык, при помощи которого разные народы Земли коммуникируют друг с другом, некий свод правил, по которым играют детишки в том детском саду, что мы называем "международным сообществом". И волшебный фонарь, на картинки из которого, открыв рот и возясь в грязной песочнице, смотрят сопливые и чумазые "воспитанники", стоит в Лондоне.

Когда-то Англия, всемогущая Англия, манипулировала странами и народами напрямую. Строила и разрушала союзы. Интриговала. Иногда воевала. По настоящему - с танками и окопами, газами и самолётами. С сотнями тысяч убитых и миллионами раненных. В результате одной из таких войн она потерпела поражение. Поражение, из которого она извлекла для себя урок. Величайшее поражение, которое Англия сумела превратить в величайшую победу. Вы помните фильм "Терминатор-2"? Помните, как там новая модель терминатора, сделанная из жидкого железа, гонясь за старой моделью, которая была сделана из железа железного, цепляется за автомобиль, а Шварценеггер отстреливает ей превратившиеся в крюки руки? И как руки эти, которые мальчишка Джон Коннор бросает на убегающую назад ночную дорогу, у нас на глазах вновь превращаются в нечто вроде гигантской капли ртути и подошедший к ней плохой Терминатор прикасается к капле ногой и она беззвучно сливается с ним, добавляя ему веса, силы, мощи и ума? Если можно, конечно, процессы, протекающие в голове, наполненной жидким металлом, называть умом. Вот эта капля жидкого металла - нынешняя Англия. Обезьяна спускается с горы и помогает тому или иному тигру. Только капля наша не бессмысленный кусок металла, у капли нашей есть Воля. Раз - и слилась с лапой вот этого тигра, раз - и отлилась. Покатилась к другому тигру и слилась с ним. А захотела, так и вообще укатилась в сторону, а то и обратно к себе на гору. А там - раз, и вновь из капли - обезьяна. Сидит, вниз смотрит. То ли тигры там дерутся, то ли крокодил плывёт. Пускай их...

(to be continued)
Tags: АПОКАЛИПСИС, Война, Первая Мировая, Пиндостан, Похороны европы, Пшеки, Россия, СССР, Тевтоны, Хфилософия, Ыстория, наглы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments