Васильчук Сергей Петрович (serg70p) wrote,
Васильчук Сергей Петрович
serg70p

Моя семья



Оригинал взят у sofya1444</lj> в Моя семья
Мой отец 1908 года рождения был коммунистом, партийным работником, в 35-м с должности второго секретаря Горно-Алтайского обкома партии был арестован, провёл два года в одиночке, и с приходом Ягоды был выпущен на свободу. Первая его жена от него отреклась, у мамы до сих пор хранится номер газеты «Правда» с текстом её отречения. Спустя пять лет, восстановившись в партии и снова начав активно работать на благо Родины, отец женился во второй раз и народил нас, трёх дочек. Работал председателем облисполкома в Туве у Солчак Тока, учился в Высшей партийной школе в Москве, преподавал в институте, но долго этим заниматься не стал, и в 1955 году по призыву партии отправился в числе коммунистов - двадцатитысячников в отстающий совхоз в Новгородской области. Там нас и застала его болезнь: отца в возрасте 48 лет разбил паралич.
Время было тяжёлое. Из Средней Азии шли составы с целинниками, возвращавшимися из промороженных степей, выжить в которых на тот момент не было никакой возможности. Хорошо помню вагон, в котором мы ехали с этими людьми: молодёжь с маленькими детьми, дым коромыслом, гармошка, какой-то залихватский настрой, когда море по колено: ехали-то в никуда, и что их там ожидало - не ведали!
В стране было голодновато. Хлеб в деревенский магазин привозили нечасто, и мне, старшей девочке 12 лет, за продуктами приходилось ходить в город за 10 километров. Хозяйством мы обзавестись не успели, никаких запасов у нас не было, не было и денег, поскольку пенсия отца была невелика. Хорошо помню, как мама поначалу с пенсии покупала килограмм сливочного масла, видно в память о той, сытой, хорошей и счастливой жизни, которой мы жили до этого. Делила это масло на тридцать кусочков, чтобы хватило на месяц, раскладывала его на дощечке и выносила на мороз, а потом жалела нас, и эти кусочки расходились гораздо быстрее, чем планировалось. Основной нашей едой была жареная на комбижире картошка, при этом чувство голода нас никогда не покидало, как я теперь понимаю, из-за полного отсутствия животного белка. А когда комбижира не было, мы жарили картошку на воде, это совсем не то, что варёная картошка, там корочки, и вкус другой. Не было одежды, не было обуви. Летом ходила босиком. На все случаи жизни было одно платье – школьная форма. Помню, как плакал отец, когда его выносили на носилках, чтобы отвезти в больницу. Хорошо помню, как просила в магазине у продавщицы в долг для отца папиросы «Дели». Просить стыдилась, но делать было нечего. Вообще стыдилась себя, поскольку всегда была плохо одета. До 18 лет, в те самые годы, когда для девочки это бывает так важно, ходила в мальчуковых ботинках. С тех пор утеряла и так и не смогла развить в себе уменье хорошо одеваться и вообще радоваться этому делу. Зато на всю оставшуюся жизнь научилась видеть человеческую беду.
Так промучились мы два года, дальше нужно было с нами что-то решать, девочки мы были способные, учились хорошо. Отец куда-то написал, мама свозила его в Москву, в результате, ему удалось определить нас в школы-интернаты, их тогда только начали создавать, и попасть туда было трудно. Мою сестру определили в Валдай, а меня – в Ленинград. Таким образом, отец, на исходе собственной жизни, успел последним невероятным усилием вытолкнуть нас в жизнь, дал нам шанс выучиться и вообще состояться. Помню, как ужасно все мы плакали при расставании: мама – стоя на платформе, а мы с сестрой – за окном вагона.
С тех пор прошло пятьдесят четыре года. Мы все получили высшее образование. Средняя сестра закончила Ленинградский университет, младшая – МАТИ, я - МИФИ. Мы все много и хорошо работали. У нас были и есть хорошие семьи. Нашей маме 92 года, у неё проблемы с ногами, но ясность ума и хорошее чувство юмора остались при ней. Живёт она в семье своей внучки, там прекрасные условия. Мой сын, хотя наши с ним пути разошлись, кандидат медицинских наук, гендиректор Издательского дома. Мои дорогие племянницы, хотя и с ними мои пути разошлись, замужем за вполне себе современными предпринимателями и живут в своих загородных домах в коттеджном посёлке рядом с Москвой. И у меня, слава Богу, имеется возможность не только разговоры разговаривать на интересующие меня темы, но и реализовывать свои проекты.
Очень нечасто, несколько раз за всю жизнь, мне снился отец, и я всегда просила его об одном и то же: Подожди, не умирай! Дай мне повзрослеть!



Tags: СССР, Хфилософия, Ыстория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments